Вопросы рентабельности сельхоза при капитализме в России

Автор: sibroy
Опубликовано: 179 дней назад (18 февраля 2018)
Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 115
+2
Голосов: 2
Вопросы рентабельности сельхоза при капитализме в России.

Сперва смотрим на карту обрабатываемых земель РФ относительно уровня 1990 года, принятых за 100%:

Вопросы рентабельности сельхоза при капитализме в России
Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Ответ в расчете затрат на введение в сельхозоборот заброшенные земли в Подмосковье.
Мне в руки попал расчет затрат на организацию сельскохозяйственного производства в одном из бывших совхозов, расположенном в Московской области.
Предыстория стандартная. Совхоз был «акционирован» в 1992-м году, земельные доли ушли в уставный капитал АОшки. АОшка была успешно обанкрочена в 1999-м, имущество (в первую голову земля) раздербанено между «партнерами»-рейдерами, ныне – олигархами; один из партнеров нынче в бегах по делу, с этой землей никак не связанному (его банк приглянулся ребятам, более серьезным, чем он сам), второй продолжает успешно осуществлять благообразную коммерческую деятельность в богоспасаемой России. Но не об этом речь.
Ситуация сложилась такая: у успешного олигарха есть «земельный актив» сельхозназначения, площадью около 1500 га в средней удаленности от Москвы, между первой и второй бетонками. Продается эта земля хреново. На территориях, прилегающих к крупной автомагистрали, худо-бедно идет перевод в промку и продажи, но их мало. Остальные земли расположены неудачно – плохой подъезд, зона ограничения застройки всяких там объектов культурного наследия, войсковая часть по соседству, без согласования с которой мало что сделаешь с землей. Варианты с дачкой нереальны: рынок перенасыщен, продажи не пойдут, а затраты на перевод серьезные.
Реальность на сегодня такова: альтернативы сельскохозяйственному использованию этих земель, кроме ничего-не-делания, нет. До сих пор шли по второму пути. Проверки муниципального контроля неизменно «сопровождались» и поэтому проходили с положительным результатом, кроме пары-тройки предписаний об устранении нарушений в год – для вида; результаты этих проверок шли в Россельхознадзор, там выписывали пару-тройку штрафов по предписаниям. Все довольны: у госорганов идет видимость работы и капает мелкий гешефт, олигарх с небольшими затратами сохраняет земельный актив в надежде на будущую реализацию.
Так было до недавнего времени. Но в 2017 году появилась установка губера: любыми способами вовлекать неиспользуемые земли в сельхозоборот либо изымать. Все основания для последнего есть, есть и законодательная возможность изъятия со снижением цены до 40% от кадастровой стоимости. Для олигархова земельного актива это означает, что выкупная цена составит 20-40 т. р. за 1 гектар, копейки для него. В общем, дело ясное: очередная волна перераспределения собственности, что тут непонятного. Поэтому старые договоренности в органах земельного контроля стали ненадежными, возникла необходимость решать вопрос более основательно.
Топ-менеджеры холдинга поколдовали на счетах и дали поручение своим «колхозникам» посчитать бюджет для вовлечения этих земель в сельхозоборот. В холдинге есть свое сельскохозяйственное подразделение. Молочка и заготовка кормов. Но производственный центр находится далеко от рассматриваемого земельного массива, и все мощности задействованы на других объектах. Поэтому бюджет составлялся на создание хозяйства с нуля.
Итоги получились следующие.
Во-первых, вовлечь в оборот оказалось возможным только 500 га из 1500 наличествующих. Остальные земли – неудобья, овраги, залесены, неудобные к обработке мелкие поля, отсутствие подъездов.
Во-вторых, для вовлечения даже этих 500 га в оборот необходимы серьезные вложения. Поля закустарены, заросли порослью, необходима серьезная рекультивация, местами – раскорчевка. Всего работ на 25 млн. р. Дороги разбиты, их нужно капитально восстанавливать. Строительство производственного центра – 30 млн. р. Покупка сельскохозяйственной техники – 120 млн. р. Прочие расходы. В итоге – 180 млн. р. инвестиций на 2 года, не считая ремонта дорог (его просчитать пока не удалось).
За 8 лет заготовки кормов валовая масса кормов составит 50 тыс. тонн. При цене на рынке 5000 р. за тонну валовый доход составит 250 млн. р.
Затраты за 8 лет: семена – 8 млн. р.; удобрения – 20 млн. р.; топливо – 25 млн. р.; ФОТ с отчислениями – 80 млн. р.; ремонт и ТО техники – 30 млн. р.; прочие расходы – 17 млн. р.
Итого – 180 млн. р.
Итоговое сальдо за 8 лет сельскохозяйственной деятельности – минус 110 млн. р.! Это без учета затрат на восстановление дорог.
Проект вовлечения земель в сельхозоборот на этом скоропостижно скончался.
Каким образом можно было бы сделать этот проект рентабельным?
Уменьшить затраты не получится – все и так по минимуму.
Увеличить доход тоже нереально. Выращивание кормовых культур – наиболее простое и прибыльное направление сельхоздеятельности на этих полях при относительно небольших начальных вложениях. Овощеводство, молочка требуют больших вложений и не решат вопроса вовлечения в оборот больших площадей. Возделывание картофеля и зерновых технически сложнее и не даст роста прибыли в короткий или средний период.
Можно подождать больше, чем 8 лет. За 20 лет вложения таки окупятся. Но такой горизонт планирования – не для российского (да и вообще любого) капитализма. Дальше следующих президентских выборов (2024 год) серьезных планов у нас никто не строит.
Можно, наконец, увеличить посевные площади. Это можно сделать, либо вовлекая в оборот неудобья, либо докупая землю на стороне, либо беря ее в аренду. В первом случае расходы на рекультивацию будут такие, что не окупятся и за 20 лет. А докупать или арендовать землю можно только у бывших «партнеров» - другой рядом нет. Аренда изначально неинтересна – все вложения в рекультивацию земель в конечном счете уйдут собственнику. Разговор о цене начнется с 10000$ за гектар. Сторговаться на более низкую цену, вероятно, получится, но все равно эта затрата нереально долго окупаться будет. Особенно учитывая, что эта земля не в лучшем состоянии, чем уже имеющаяся.
Так что возможности вести сельхоздеятельность на этих землях не видно. Олигарх пойдет к губеру договариваться.
Читатель спросит: а почему нет выхода? Ответ простой – капитализм, детка. Ориентация на прибыль обрекает землю на зарастание. Вы ходили когда-нибудь по полям, брошенным с 1992 года? Нет. Потому что нет этих полей, на их месте растет молодой, но полноценный березовый лес.
Есть в рамках капитализма один способ вовлечения этих земель в оборот: изъять у «партнеров» вообще всю их землю, и отдать ее одному эффективному инвестору. Под контролем государства. Или еще дальше укрупнять, а заодно усиливать контроль. Название экономическому строю, для которого характерно такое ведение хозяйства – государственный капитализм.
Но эту историю мы уже прошли в 60е-80е годы XX века. Да, поздний СССР – госкапиталистическое государство, а вы что подумали? Если бы это было не так, позволили бы люди отдать свою землю «эффективным собственникам»? Не путайте государственную (общенародную) и государственную (капиталистическую) собственность. На судьбу последней людям наплевать.
Итог развития госкапиталистической собственности нам всем известен. Хотите повторения истории?
Эффективно и долгосрочно развивать сельское хозяйство в средней полосе России возможно только в рамках социалистического строя. Двадцатилетний срок окупаемости вложений станет приемлем, если сельхоздеятельность влечет за собой такие бонусы, как продовольственная безопасность и развитие (точнее, возрождение) села. А последнее непременно будет иметь место, если люди будут трудиться на своей земле. На земле, находящейся в общенародной собственности.

Отсюда



Налог на туалет | Киношные стереотипы о деревни
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!